ХУРГАДА

Главная | Регистрация | Заходи
Вторник, 22.08.2017, 12:06
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

   Журнал «Вокруг Света»

№6 (2873) | Июнь 2013

Рубрика «Египет»

Глубокое погружение в Красное

Стелла Моротская

Елена Волохина родилась 20 апреля 1980 года в Москве. Окончила факультет журналистики Московского экстерного гуманитарного университета. Дизайнер-самоучка. Семь лет работала в журнале «Антенна-Телесемь» руководителем отдела дизайна. Дайвингом занимается с 2007 года. С мая 2011-го живет в Хургаде, работает дайвинг-гидом. 

Есть люди, коллекционирующие моря. А есть такие, кто, окунувшись в Красное, решает, что лучшего и не надо. Можно не один отпуск коротать в египетском отеле, так и не узнав, какая интересная жизнь течет за его стенами

Расхожее представление об отдыхе в Хургаде примерно таково. Выйдя за пределы отеля, ты окажешься на помойке или на пустыре. Можно махнуть к пирамидам, если не пугает ночной выезд, полтысячи километров на автобусе с невыспавшимся водителем и полуденное пекло посреди пустыни. Еще можно податься в Старый город на гостиничном шаттле или такси, чтобы купить сувениры, затариться в дьютифри, — и быстро-быстро назад в отель, подальше от грязных улиц и навязчивых арабов, норовящих всучить тебе задорого ненужную безделушку или кинуть вслед сомнительный комплимент. В отель, в отель, к коктейлям, анимации и морю, в котором много красивых рыб и кораллов.

— Шесть лет назад Египет был последним в списке стран, которые мне хотелось бы посетить, — признается дайвинг-гид Елена Волохина, живущая в Хургаде уже два года. — Мои представления об этой стране мало расходились с рассказами знакомых. Но однажды загадочное слово «дайвинг» сделало свое дело, после чего все  остальные страны перестали для меня существовать. И теперь каждый раз, когда я надеваю снаряжение и иду под воду с клиентами, я знаю, что для них все будет особенным, потому что Красное море не обманывает ожиданий, оно их превосходит. Первое переживание при погружении: под водой можно дышать! Ты ощущаешь себя рыбой. Хотя, помню, в первый раз дышать мне было тяжеловато, но тогда под воду меня гнала собственная упертость: ну не могла я опозориться! А как только погрузилась, испытала ощущение счастья, и вытащить меня было уже невозможно — со дна, из Красного моря, из Египта. 

Гидрокостюм, жилетка-фиксатор, к которой крепится баллон с регулятором воздуха, маска с трубкой и ласты — снаряжение дайвера. Из оборудования с собой также подводный компьютер для отслеживания времени и глубины

Туристов после морских прогулок в Новой Марине встречают многочисленные местные водители, готовые отвезти клиентов в отель или в любое другое место. Цена вопроса зависит от способности обеих сторон торговаться

В порту возле рыбного рынка весь день рыбаки сушат сети и ремонтируют лодки. В нужный час они прервутся на молитву. Новая мечеть Эль-Мина самая большая в Хургаде

Лена живет в трехэтажном доме, в светлой просторной квартире с двумя спальнями. Окно одной из них смотрит на море, вернее, на его краешек. Этот маленький see view — лучшее начало дня. К ежеутренним крикам муэдзинов Лена привыкла, как и к ранним подъемам. Около восьми она выходит из дома. Район Саккала давно бодрствует, лавочники выставляют товар на улицу, ароматы тушеных бобов  и пряностей уже смешались в воздухе, дети торопятся в школы, которых здесь немало, — неслучайно улица названа Мадарис, что значит Школьная. Таксист Яхия уже поджидает Лену в машине, протягивая ей пакет с джинсами, которые вчера она попросила его сдать в ремонт. Едва стартовав, он «включает информбюро»: за 10– 20 минут по дороге в дайвинг-центр или в отель за туристами, жаждущими погружения, он излагает свой взгляд на последние политические события в стране и на ситуацию в семье соседа, который собирает деньги на свадьбу.

— С Яхией мне повезло, он не только как таксист меня выручает, но и по-дружески может достать что-то нужное и в ремонт отдать, — радуется Лена. — У него есть два очень полезных качества. Первое: он отлично говорит по-английски, что, впрочем, не редкость среди местных таксистов. Второе: ему можно доверять, он не обманет и не подведет, — и вот это уже исключительное свойство для египтянина. К патологической египетской необязательности можно привыкнуть или хотя бы не расстраиваться, когда обманывают, — продолжает она. — Но надежнее вести дела с европейцами, если не хочешь подвести клиентов.

Стоит свернуть с Шератона на одну из маленьких улочек, ведущих к Мадарис, и попадаешь в тесный ряд торговых лавочек и кафе. Слева, за повозкой, виден магазин товаров для дайвинга Divenoo. Справа, за ковром с верблюдом, — лесенка, ведущая в суши-бар. Телеги, запряженные ослами, на улицах города — по сей день обычное дело

На рыбном рынке у Новой Марины с утра изобилие. Крупную рыбу, например тунца (висит в центре), продают кусками, до 25 фунтов (менее 100 рублей) за килограмм

Откуда в Египте туристы

Зарождение индустрии массового туризма в Египте связывают с деятельность британской компании Thomas Cook and Son (ныне один из крупнейших туроператоров в мире — Thomas Cook Group). В 1869 году компания организовала круиз на пароходах Benha и Beniswaif по Нилу для первых 32 туристов. Туристы находились под охраной и располагались в привычных для викторианской Англии комфортных условиях. В 1872 году Thomas Cook открыл офис в Каире, а в 1877-м — первый отель в Луксоре. В 1890 году Египет посетили 11 000 туристов, а в 1900-м — уже 50 000. Американский писатель Марк Твен, побывавший в Египте в конце 1860-х, в «Простаках за границей» вспоминал посещение пирамид: «Никаким пером не описать, какие муки терпели мы, глядя в горящие, голодные глаза арабов и слушая их непрестанные требования бакшиша». Твен даже предложил одному из местных жителей 100 долларов за то, чтобы он прыгнул с пирамиды вниз головой и, таким образом, навсегда оставил его в покое. «Он задумался на мгновение и, кажется, уже готов был согласиться, но тут явилась его мать и все испортила. Ее слезы тронули меня, — я не в силах спокойно видеть женские слезы, — и я предложил и ей 100 долларов, если она тоже прыгнет. Но я потерпел неудачу». В 2012 году Египет, где живет около 90 млн, посетили 11,5 млн туристов. Но рекорд XXI века установлен в 2010-м — тогда в стране побывали 14,7 млн иностранцев.

Свой среди чужих

Открыть в Египте свою фирму иностранцу без местного партнера сейчас очень трудно. Поэтому Лена уже два года работает фрилансером, организуя погружения для «своих» туристов через дайвинг-центры с европейским менеджментом. 

— Дайвинг — опасная вещь: есть риск потеряться, иногда сносит течением, техника может подвести, к тому же в Хургаде много кораблей, и они движутся. Но все равно люди этим занимаются. Дайверская среда особенная. Дайвинг очень сближает, он дает не просто много интересных знакомств и интернационального общения — он дает чувство локтя. Если под водой у кого-то что-то случается, все приходят на помощь. Это чувство локтя не покидает людей, когда они поднимаются на берег и живут обычной жизнью. Печально то, что к русским это относится в меньшей степени. Друзья рассказывали, как во время революции в Египте зимой 2011 года, когда у многих не было работы, а у кого-то даже денег на еду, французы, итальянцы каждую неделю, в определенный день, собирались, делились новостями и проблемами, помогали друг другу продуктами, деньгами, лекарствами… У русских такой сплоченности не было. Моей подруге, которая здесь уже шесть лет, в то время помогали не русские, а египтяне — без какой бы то ни было корысти. У меня тоже есть среди них хорошие друзья, к которым я могу обратиться в любое время суток, и они помогут.

Перед изобилием магазина у площади Русалки в Саккале не устоит ни один турист

Базарный день

На большой продуктовый рынок Эль-Дахара стоит ехать, если нужно забить холодильник на неделю. На одной части рынка прилавки ломятся от сезонных овощей и фруктов. На другой продается все остальное: мясо, рыба, птица, крупа, макароны… По мнению живущих в Хургаде россиян, купить здесь хорошее мясо намного проще, чем на родине. Отрежут от тушки кусок, какой нравится. Несмотря на то что страна мусульманская, свинину здесь купить можно. Куры, голуби, кролики продаются живые. Если угодно, при тебе ощиплют и разделают. Средняя цена — 140 рублей за килограмм в переводе на наши деньги. Кролик — 120 рублей, голуби — по 100 рублей за штуку. Там же свежайшие органические яйца по 3–4 рубля за штуку . На рыбном рынке у Новой Марины лучше оказаться пораньше, когда привозят улов. Здесь нет такого изобилия морепродуктов, как в Таиланде, но любой рыбы предостаточно. Тут же тебе ее и почистят, и пожарят на гриле, если надо. И проблема обеда решена. Кстати, поесть в Египте можно очень недорого и вкусно. Причем самая вкусная еда — она же самая дешевая: фуль и таамея. Эти с виду не особо аппетитные блюда из бобов в Египте любят все независимо от толщины кошелька. Фуль — густое пюре из фасоли со специями и зеленью, таамея — фрикадельки из таких же бобов, что-то вроде фалафеля. Продаются они обычно в лепешке, стоят в среднем полтора фунта (около семи руб лей). Купить их можно повсюду в уличных кафешках. Удобно и безопасно — в закусочной сети египетского фастфуда GAD, одна из которых находится на углу Шератона и Шери.

Завтра, иншалла!

Лена считает, что ей везет на людей. Но по большому счету и у нее, и у многих ее приятелей сложилось мнение, что в Египте доверять никому нельзя — часто даже тем, кого считаешь друзьями. В любой сфере практически на каждом шагу можно столкнуться с враньем и необязательностью. Пообещают за работу 600 фунтов — заплатят 250, продадут тебе по знакомству за 125 то, что стоит 25. Если что-то пообещают, потом предъявят богатый ассортимент причин, почему не получилось.

— Главный принцип жизни у арабов — иншалла, что значит «если бог даст», — объясняет Лена. — Например, у меня в квартире потек у бойлера шланг — я обращаюсь к дормену (вроде домуправа по-нашему). Говорю ему: нужен шланг. Он мне: бокра иншалла. То есть завтра, если на то будет божья воля. Месяц ждала. Со светом в коридоре было еще хуже — три месяца с иншаллой. Есть еще такое понятие как «египетское время». Если тебе говорят «через пять минут», добавляй сразу еще пятнадцать — и тогда не придется ждать. Все это не содержит, как правило, ничего личного, не означает неуважения к тебе. Египтяне в массе своей доброжелательны, гостеприимны и хлебосольны. Помню, что первое время после приезда в Хургаду я испытывала по отношению к местным что-то вроде чувства превосходства — я культурная, образованная девушка с европейским менталитетом, они прилипчивые, малограмотные обманщики. Пожив здесь, поняла, что все совсем не так. Ты с уважением к ним, и они с уважением к тебе. На девочек, разгуливающих по арабскому городу в прозрачных майках и коротких шортах, смотрят так, как они того заслуживают. А вон, смотрите, здоровый мужик входит в сувенирный магазин — в пляжных трусах и расстегнутой рубашке. Бьюсь об заклад, что это русский. К таким тоже соответствующее отношение. Наших египтяне определяют с ходу и сразу норовят развести на покупки, зная, что клиент готов тратиться. А еще наши соотечественники славятся нежеланием учить английский. Это здесь хорошо заметно. Половина таксистов и продавцов говорит на английском, на нем часто способны объясниться даже необразованные египтяне. Они, возможно, не умеют писать на арабском, но они работают в туристическом городе и понимают необходимость иностранного языка. А российский турист — не раз видела эту картину — пять минут будет что-то втолковывать местному на русском и на пальцах. Логика убийственная: я заплатил деньги за путевку, давай старайся, понимай меня.

Маленькие красно-оранжевые антиасы — основное население рифов на мелководье. Рыбки знамениты тем, что могут менять пол. Живут группами: один самец на десять самок. Если самец погибает, его место занимает новый — из самок

Школьные и другие классы

В египетском обществе существует разделение на две категории, понятное местным и заметное невооруженному глазу приезжего. Есть так называемые аппер иджипт (upper e? pt) — выходцы из городишек и деревень Верхнего Египта (по течению Нила, до дельты), малообразованные люди, которые едут в города на заработки: уборщики, грузчики, мелкий обслуживающий персонал в отелях и так далее. А есть  представители «высшего класса», это исключительно уроженцы крупных городов — Каира и Александрии, отчасти Хургады — образованные и цивилизованные.

— Безграмотных очень много, в основном они из деревень. Городские жители стараются учить детей, — рассказывает Елена. — Тем более что в Египте хорошее образование. Здесь американская система: 12 классов. Государственные школы бесплатные. Обучение в негосударственных стоит порядка 1500–2000 фунтов в год, то есть меньше 10 000 рублей, но далеко не все могут это себе позволить. Есть французские, немецкие, английские, американские школы, они раза в два дороже. В таких обучаются иностранцы и дети обеспеченных египтян. У моей русской подруги дочка 11 лет ходит во французскую школу, изучает четыре языка, и подруга говорит, что не уедет из Египта, пока дочка не закончит. В одной только Хургаде семь подобных школ. Когда я говорю об этом туристам, они очень удивляются, потому что считают: Хургада — это маленькая помойка, от которой тянутся длинные линии отелей.

А теперь — по кабакам

Ресторан Hard Rock Cafe популярной американской сети находится на Эль-Мамше, рядом с отелем Grand Resort. Кафе славится огромными бургерами и достойными вечеринками. Место недешевое, но по вторникам и пятницам для женщин бесплатный вход, а после полуночи открытый бар. Кстати, практически в каждом дискоклубе Хургады есть такой женский день. Одно из любимых мест русских — диско-паб Famous в районе Саккала, где каждый день тематические вечеринки. Здесь бесплатное караоке, вкусные суши, импортный алкоголь (что большая редкость). Хозяева — пара из Москвы. Есть русский повар. Неподалеку другое отличное заведение, любимое европейцами: ресторан Praha — чешская кухня, разливное пиво. По средам тут свинская вечеринка: подается бесплатный арахис в скорлупе, которую сбрасывают прямо на пол — все свинячат. По пятницам гриль-party, ближе к полуночи — каждому по три рюмки бесплатной текилы. На улице Шери находится лучший мясной ресторан города C.ElSayed — обслуживание посредственное, но готовят отлично.

Город для жизни

Хургада совсем не маленькая. Центр города — район Саккала. Здесь проходит главная туристическая улица — Шератон. Параллельно ей, чуть дальше от моря, — улица Мадарис, на которой живет Лена. Их соединяет множество параллельных улочек. Есть среди них и широкая, заасфальтированная — Шери, где много неплохих ресторанов и магазинов. С Саккалой соседствует самый старый район Эль-Дахар, где в полной мере можно прочувствовать арабский колорит. Туда, как и в Саккалу, часто привозят туристов, тем не менее там можно купить вещи по приемлемым, нетуристическим ценам. Там же находится продуктовый рынок Эль-Сук. Ближе к Саккале есть и специальный рыбный рынок — рядом с красивой большой мечетью у пристани. Если отъехать от центра на юг, в сторону аэропорта, попадешь в Эль-Каусер — новый район, где предпочитают селиться иностранцы, чистый и благоустроенный. Вдоль него и дальше на юг идет Эль-Мамша — самая длинная, трехкилометровая, улица с пешеходной мощеной зоной, где приятно погулять, где много ресторанов и клубов высокого уровня. Туристам эта улица часто известна как Променад.

— Существенный недостаток Хургады, на мой взгляд, в том, что вся береговая линия занята отелями, — жалуется Лена. — Нет хорошей набережной, по которой можно пройтись. Но есть красивые места, например у заброшенного отеля  «Шератон» — первого в Хургаде. Днем там потрясающий вид на море и острова. Там по вечерам прогуливаются романтические парочки, любующиеся лунной дорожкой. Очень красивое место, своеобразный «кусочек Европы» — гавань Новая Марина, с дорогими ресторанами и белоснежными яхтами. Но там нет хорошего вида на море — только на яхты. И лишь одно кафе Хургады имеет see view — «Гранада» на Шератоне. Там постоянно все столики у окна заняты.

***** 
Когда Лену спрашивают, не страшно ли жить здесь, ходить одной по темным улицам, она смеется. 

— Здесь нечего бояться. В Хургаде жизнь по-настоящему начинается после девяти вечера, на улицы вываливает куча гуляющего народа. Из любого места ты можешь за небольшие деньги доехать на такси до центра и обратно. Для этого не надо вызывать Яхию. Я останавливаю любую машину и еду. Кстати, оказаться ночью в переулке здесь не так страшно, как в Москве. Уровень преступности гораздо ниже. Мне комфортно в этой стране, в этом городе. Мы с подругой не раз ездили в Шарм-эш-Шейх, да, он покруче, почище, полощенее. Там дайвинг лучше, но для жизни больше приспособлена Хургада. И я скучаю по ней, когда уезжаю больше чем на два дня. А что касается грязи — с ней борется природоохранительная компания HEPCA, и ситуация уже намного лучше, чем пару лет назад.

Что серьезно огорчает Лену — это проблема с книжками.

— Конечно, можно скачать в интернете, но ведь часто хочется подержать в руках настоящую книжечку. Здесь начинаешь ценить вещи, к которым в России относился как к данности. Мама привезла селедки и бородинского хлеба — для нас с подругой праздник. Все друзья сходятся в одном: ты здесь острее ощущаешь жизнь, потому что все достается не так просто. В Москве у меня доход был неизмеримо больше, а здесь случались времена, когда я с трудом денег на хлеб или такси наскребала. Но есть вещи ценнее денег: друзья, море, любимое дело, чувство свободы и внутреннего комфорта. Я здесь счастлива, эта страна для меня. Кстати, у пирамид я до сих пор не была. И пока не очень стремлюсь. Когда-нибудь, иншалла. Может быть, завтра. 

Фотографии Дмитрий Костюков

Поиск
Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Copyright MyCorp © 2017 | Конструктор сайтов - uCoz